И. Проценко: Исходя из инфокампании последних недель, кто-то хочет влиять на назначение прокуроров Одесской области

Об этом пишет Голос. 

В них утверждается, что на этот пост назначат Игоря Проценко, ранее занимавшего эту же должность во времена Януковича. Персона эта тем более интересная, потому, что он человек не публичный, и о нем сложно найти какие-либо материалы и информацию. Мы решили пообщаться с ним о его прошлом и возможном назначении.

 

– Вы непубличный человек, несмотря на занимаемые раньше должности. Что изменилось, и почему вы решили рассказать о себе в интервью?

 

– Как легко заметить, поискав информацию обо мне, я человек не очень публичный. В СМИ я практически не выступал, а моя страница в социальных сетях была создана во время выборов в Одесский горсовет, поскольку через неё я пытался донести свою позицию как кандидат в депутаты. Я считаю, что о человеке лучше говорят его дела, поступки, нежели тысячи слов. Но в последние дней десять в различных СМИ обо мне пронесся поток чернушных публикаций, необоснованной заказухи, где назначаются даты банкетов и указываются суммы, за которые я, якобы, назначен Одесским областным прокурором. Но мне скрывать особо нечего. На должность Одесского областного прокурора я не назначен. Более того, я даже не писал заявления о назначении на какую-либо должность. Так что слухи, как говорил Марк Твен, – несколько преувеличены. Единственная должность, которую я сейчас занимаю – заместитель прокурора Киевской области. И назначен я на неё во исполнение решения административного суда, который признал незаконным моё увольнение в 2014 году по процедуре люстрации. Но и это назначение суть номинальное. Прокуратуры такой нет фактически. Она ликвидирована. Существует Киевская областная прокуратура, но я в ней не работаю, как понятно из названия моей должности. То есть, у меня нет водителя, секретаря, подчинённых и даже своего кабинета.

 

– Кому выгодно распространять против вас чернуху?

 

– Думаю тем, кому раньше «наступил на хвост». Мне смешно читать, что в моем назначении заинтересованы конкретные бизнес-элиты Одесского региона. Якобы уже заплачены огромные деньги. Не уверен, что вопрос назначения прокурором региона возможно решить таким примитивным способом. Но даже если бы он был действенным, мне бы ничего не светило в принципе. Я одинаково удален от любого бизнеса в области. Последний раз занимал руководящие должности в регионе почти 10 лет назад. Разболтаю небольшую и негосударственную тайну. Я давно общаюсь с нынешним главой Одесской облгосадминистрации Гриневецким С.Р. Его опыт и дружеский совет были важны для меня и использованы мною во время службы прокурором области в период 2010 – 2011 годов. Сергей Рафаилович остается для меня примером с момента нашего знакомства. Он с удивительной легкостью воспринимает любую новую для него информацию и очень быстро принимает управленческие решения. Сразу после его назначения главой облгосадминистрации у меня с ним состоялся разговор о проблемах региона. И видение у нас во многом совпадает. Но опять же не он, даже если бы ему хотелось, может принять такое решение, как назначение областного прокурора. Это исключительная прерогатива Генерального прокурора. И его выбор. Кроме того, предусмотрен специальный порядок таких назначений. Но исходя из развернутой против меня инфокампании, можно сказать, что кто-то очень хочет влиять на назначение прокуроров Одесской области.

 

– А хотите ли вы сами работать в органах прокуратуры?

 

– Хочу ли я работать в органах прокуратуры сегодня? Естественно, я отвечу утвердительно. Где же будет эта работа и с чем она будет связана – поживём и увидим. Возможно ничего и не предложат. Это же решение руководителя. В любом случае я сумел найти себя и вне прокуратуры, работая адвокатом с 2016 года. И там у меня так же получалось, были интересные дела. Я адвокатской работе, замечу, сильно благодарен. На поведение чиновников и правоохранителей смотришь с другой стороны и понимаешь, что такое нарушение закона и безответственность. Если же Генеральный прокурор решит, что она доверяет мне какую-то работу, то буду работать и стараться защищать интересы государства и права граждан.

 

– Почему у вас ранее не сложилась работа прокурором во времена Януковича, хотя вас называют человеком «донецких»?

 

– Я родился в семье шахтера и учительницы в маленьком городке Донецкой области. Наверное, потому и называли меня «донецким». Затем поступил в ВУЗ, начал работать следователем в органах прокуратуры города Макеевки. Оттуда был переведен на работу в прокуратуру столицы. Там работал на различных должностях в том числе прокурором района, затем в аппарате Генеральной прокуратуры Украины. За то время что я работал в органах прокуратуры до осени 2014 года, в стране сменилось семь Генеральных прокуроров Украины (Святослава Михайловича я посчитал 1 раз). Президенты тоже сменяли друг друга. Я имею различные поощрения за работу в органах прокуратуры почти от каждого Генпрокурора. В 2010 году мне было тридцать восемь лет, и я имел за плечами опыт работы на разных участках. Я принимал назначения на разные должности в разные области исходя из долга службы. Назначал меня на должность прокурора Одесской области на тот момент Генеральный прокурор страны Медведько Александр Иванович. Я видел, что он волновался и переживал, назначая меня на такую высокую государственную должность. В Одесской же области я пытался поломать устоявшиеся схемы разбазаривания коммунальной собственности, незаконного строительства и раздачи земель. Многое тогда получилось. Одесситы должны помнить, как мы вернули Одессе здание городского ЗАГСа, а также другие незаконно подаренные коммерсантам объекты недвижимости. Тогда за короткий период мы возвратили государству санатории в областном центре и области, добивались сноса незаконных строений на берегу моря и так далее. Постройка новой больницы скорой помощи началась именно по требованию прокуратуры, поскольку до этого для неё даже не было земельного участка. Как только «воронки» со следственно-арестованными чиновниками и дельцами начали курсировать между СИЗО и судами, нарастало недовольство активностью прокуратуры и заинтересованными лицами была начата кампания в СМИ, направленная на дискредитацию меня и моих коллег. К тому времени Генеральным прокурором уже стал Виктор Пшонка, и он, не долго сомневаясь, перевёл меня на должность прокурора Житомирской области, а людей, которые вместе со мной делали эту работу, необоснованно перевёл на рядовые должности. Травля в СМИ сразу утихла, а чуть позже один из организаторов травли ликовал и хвастался, называя людей и суммы, позволившие ему сменить неудобного прокурора региона. Самое неприятное, что назывались имена моих руководителей. Это было очевидное предательство. Позднее у меня были другие неоднократные конфликты с Пшонкой, которого я уже не мог воспринимать как честного человека. Эти конфликты ожидаемо закончились для меня переводом на должности с меньшим объёмом полномочий. И только после его побега из страны я вернулся к обычной прокурорской деятельности. Но благополучие было недолгим. К концу 2014 года меня уволили в связи с люстрацией без единого на то основания. Шесть с лишним лет я добивался правды в украинских судах и ЕСПЧ.

 

– Как вы оцениваете проведенное после увольнения время?

 

– Знаете, я прожил это время с пользой для себя. Могу сказать, что обрел для себя вторую профессию – адвоката, познакомился со многими интересными людьми. Я увидел работу правоохранительной системы с иной стороны. Более того, я смог добиться доверия одесситов на последних местных выборах и стать депутатом Одесского горсовета. Однако многих моих коллег такое отстранение от профессии и дискриминация лишили веры в справедливость и желания служить государству. Они нашли себя, но страна и органы прокуратуры потеряли высокого класса специалистов.

 

– Последние годы вы попали в команду Геннадия Труханова? Что связывает вас с ним?

 

– Определенное время я нашел себя в работе на эту команду. Но это был недолгий период политической деятельности. Я решил взять паузу в политике. Я разграничиваю должностные полномочия и какие-либо связи, если вы об этом. Все, кто меня знают лично, понимают, что на какой-либо должности я остаюсь равно удаленным от каких-либо связей, и главными остаются лишь должностные полномочия.

 

– Видите ли вы дальнейшее развитие своей прокурорской карьеры?

 

– Естественно, но я понимаю, что тут все зависит от множества факторов. Это понимают и мои оппоненты, раздувая истерию вокруг меня в СМИ. И уж если у них происходит такая реакция – я понимаю, что мне есть за что бороться.

 


Источник